20-02-2004  
Александр Васильев живет в районе Суворовского проспекта. С его шестого этажа открывается завораживающий вид на Смольный собор, более того, все крыши вокруг – ниже. Дом стиля северный модерн, всего в Санкт-Петербурге его архитектором построено шестнадцать зданий. Лидер группы СПЛИН равнодушен к беллетристике, но, живя в таком доме, не может не интересоваться литературой по архитектуре.  

Александра Долгова угощали сациви, овощами и чаем хозяин дома и его жена Саша Васильева. Александры обсуждали новую работу СПЛИНА, которая записывается в Москве («у меня готово семь песен»), сольный альбом «Черновики» («я уже забыл, что он выходит»), а также юность, путешествия, кулинарию, театр, кино, видео, музыку и музыкантов.

У Александра Васильева сейчас выросла борода, которая не делает тридцатитрехлетнего музыканта значительно старше. Он считает себя замкнутым, но продолжает участвовать в юмористических проектах вроде «Магазинчика БО!!!». Там можно услышать новую «Мы Сидели И Курили» («над этой песней ржут все»), которую Саша тут же включает. Песня действительно оказывается самоироничным хитом.

Начистоту

FUZZ: У нас, наверное, ретроспективный будет разговор, и, в частности, связанный с предстоящим альбомом…

Александр Васильев: С каким альбомом-то?

FUZZ: «Черновики» я имел в виду.

Александр: Я уже забыл, что он выходит.

FUZZ: Почему ты решил выпустить сольную работу?

Александр: Да это никакая не сольная работа, я бы много внимания этому альбому не уделял. Я просто сел и под гитару в один микрофон спел все те песни, которые не вошли в сплиновские альбомы. Они, в принципе, на порядок ниже того, что попадало в альбомы. Хотя там тоже есть сильные вещи по тексту или мелодии, но не более того. Это – точно те песни, которые мы с группой никогда делать не будем, потому что это не в стилистике группы и мне неохота это ребятам предлагать. Гораздо интереснее играть на семь восьмых, чем… гитарный перебор, что ли. Я просто скинул балласт и тут же забыл про него. Даже не понял, о каком альбоме ты говоришь.

FUZZ: Сколько там песен будет?

Александр: Я записал девятнадцать. Но там есть четыре чужие вещи – надо будет выпускающей фирме договориться со всеми обладателями прав: Макаревич, Гребенщиков, Высоцкий и Иосиф Бродский. В основном диск интересен тем, кто СПЛИН любит, знает все альбомы, и кому интересно, что осталось за кадром. Ничего новаторского… Писал я его здесь, дома. Я пытался в студии его записать, но там настолько стерилизованно все звучит… Настолько грамотно, профессионально, что слушать это невозможно. Здесь хоть эхо какое-то есть, притоптываешь, стаканом звякаешь – какие-то звуки. И вообще, груз ответственности падает, когда дома пишешь, мгновенно. Все раскрепощенней делаешь.

Позвонил Ростовскому, клавишнику, он приехал со своим ноутбуком, пультиком, все расставили и за пару дней записали. Я его кормил пельменями, компотом. Вкусные пельмени – я в воду бросал перец, лавровый лист, и когда все уже было готово, добавлял сметану и соус чили. Получался красноватый бульон с пельменями, слегка остренький, насыщенный вкус.

FUZZ: Какое оформление будет?

Александр: Мы по Стокгольму шлялись и увидели у стен маленькие фигурки разных людей, и один был очень прикольный – в очках, в кепке. Я его сфотографировал и на обложку шлепнул. А для нового альбома группы – я сфотографировал из окна, как «Волга» въехала в арку среди ночи, очень сильно разбилась. Сначала визг тормозов на всю улицу, потом глухой удар, звон выбитых стекол… И из машины парень с девушкой вышли. Очень романтическая история.

FUZZ: Как ты работаешь над новым альбомом?

Александр: Я в последнее время сижу, бренчу на гитаре, и, если нападаю на какой-то риф, который раньше не играл – начинаю на него песню писать. Потом, кучу сэмплов использую, вырезаю куски, задом наперед разворачиваю и так песню пишу. Что хочу, то и делаю.

FUZZ: Расскажи о съемках клипа на песню «Романс».

Александр: Самые спокойные съемки в моей жизни. Мы третий клип с этим режиссером делаем, оператором и командой. Миша Сегал все снимал в огромной квартире не Лубянке… Люди симпатичные собрались.

FUZZ: Гарик Сукачев говорил, что квартирники – типично питерское определение, в Москве это называлось салонами, как, например, у Липницкого на Каретном.

Александр: Разница в сленге, но суть-то одна и та же. Это неофициальное мероприятие, которое проводится в частной квартире или красном уголке ЖЭКа какого-нибудь… Идея клипа была Сегала. Статисты – люди из картотеки «Мосфильма» – и студенты, и работники банка, все, кто хочет подработать в кино. Я приехал часам к двум, и примерно в десять меня уже отпустили. Это очень быстро, потому что предыдущие снимались больше, чем сутки. Больше! Без сна, без всего… Это хард был!

FUZZ: Ты имеешь в виду клип «Новые Люди»?

Александр: «Новые Люди» и «Пластмассовая Жизнь», где мне бороду стригут… А «Романс» очень психоделически выглядит. Мишка Сегал это умеет. У него половина экрана резко, половина – не резко. Сидишь и смотришь – это у тебя с головой что-то или с телевизором, или вообще в мире что-то изменилось. Оператор – Марат Адельшин.

FUZZ: Как вы стали сотрудничать с этой командой?

Александр: Сегал единственный из всех режиссеров, кто смог высказать, что будет в клипе одной фразой. Просто подошел и сказал. О стальные писали сценарии размером с «Войну и мир», которые, естественно, никто не читал. А тут подходит человек, и все так просто… Я люблю, когда просто. Поэтому мы с ним и стали снимать. И не ошиблись. Повезло.

Начинался новый день

FUZZ: У вас на кухне – картины Олега Куваева. Как вы познакомились?

Александр: Мы вместе учились в институте, играли в одной группе и репетировали у него дома. Знакомы семнадцать лет. Я вернулся из армии, и он меня устроил к себе в Театре комедии в бригаде монтировщиков. Там очень классная компания была. Потому что в монтировщики идут либо окончательно опустившиеся пьяницы, либо молодые начинающие художники, которым хочется свободы, нерегламентированного рабочего дня. Мы приходили на работу официально к пяти вечера. Представляешь, какой кайф. Ты всю ночь можешь зависать, потом спокойно отсыпаться дома, обедать и идти на работу. Смотреть спектакли замечательные – Дмитриев, Светин, Мазуркевич, Равикович. Ваха там сейчас блистает.

FUZZ: Главный режиссер тогда Аксенов был?

Александр: Я пришел, и его как раз сняли. Потом был период безвременья, и пришел Астрахан. По-моему, тогда театру и наступил кирдык. Мы не театралы – выбираемся куда-то, не планируя, когда друзья зовут. Театра как-то было много в жизни.

FUZZ: А что за жизнь была у монтировщика?

Александр: Да очень здорово. Я еще подрабатывал ночным сторожем в соседнем доме с Театром комедии, английский учил. Классно… Работаешь в театре, потом переходишь в соседнее здание – у тебя книжки там, учебники. В девять утра выходишь на Невский проспект, идешь завтракать в молочное кафе. Отличная жизнь, не хуже, чем сейчас.

Вообще Олег Куваев – единственный наш знакомый художник. Есть еще мои работы, но я из них вырезал холсты и повесил задом наперед. Я давно уже не рисовал. Но, кстати, сейчас время появилось, надо доехать до магазина и закупиться красками и прочим.

FUZZ: Из фильмов что на вас с Сашей в последнее время произвело впечатление?

Александр: Фильм года – «Догвилль». Еще – «Игра Рипли» Лилианны Кавани с Джоном Малковичем. Роскошное кино.

FUZZ: А из музыки?

Александр: Я слушаю классику и этнос в основном, потому что там нет четырех четвертей и знакомых уху ходов, к тридцати трем годам уже действительно ты переполнен… Поэтому – все нестандартно. Сашка последние три дня слушает азиатскую попсу, египтяне играют на своих инструментах то как DEEP PURPLE, то как MASSIVE ATTACK. Шостакович все равно – номер один композитор, лучше нет никого.

FUZZ: Книги?

Александр: Художественную литературу мы не читаем уже давно, последние три года точно. В основном – какие-то специфические издания, например, мы архитектурой увлеклись, и давай все по архитектуре Санкт-Петербурга читать. В основном – о северном модерне, потому что мы сами живем в таком доме. Его построил знаменитый архитектор, который в Петербурге еще пятнадцать домов построил. И мы с Сашкой ездили их смотреть.

FUZZ: Вид из вашего окна потрясающий, несмотря на то, что ржавые крыши.

Александр: А мне нравится. В них история есть какая-то. Живаго какое-то. Здесь Растрелли в окне, Смольный собор – все не могут отремонтировать.

FUZZ: В детстве ты с родителями побывал в жарких странах. Расскажи о своих зарубежных поездках в последнее время.

Александр: Мы с группой часто выезжаем, а без группы – во Францию и Швейцарию ездили, жили в деревне французской и оттуда выбирались в Париж, Женеву. Просто супер, что не надо жить в мегаполисе. Потом была дурацкая поездка на Кипр – там, кроме того, что пить яблочный сидр, делать было нечего абсолютно. А в январе (2003-го – А. Д.) самый уникальный трип был в жизни – это Вьетнам и Камбоджа. Месяца за два до нас ездили друзья в Камбоджу, привезли кучу фотографий, мы увидели главный город, Пномпень. Они летели через Таиланд, цивилизованную страну, а мы выбрали другой маршрут – через Вьетнам. И мы прилетели в Сайгон. Были там три дня, один из них ездили по Меконгу, это река местная желтая, по островам, брали пирогу. Потом улетели в Камбоджу и путешествовали десять дней, всю страну проехали.

FUZZ: Дикарями?

Александр: Да, абсолютно. Меня удивляют люди, которые покупают тур, оплаченный заранее, потому что они сразу себя обрекают на какое-то расписание, на которое они не смогут повлиять. Мы покупаем справочники на английском языке, «Lonely planet» и «Rough guide», где все написано – и как добраться из одной страны в другую, на чем, сколько это стоит и во сколько эта фигня отправляется. Про каждый город расписано – что интересного. Примерно все прикинул, и по ходу мы там корректировали. В Камбодже никаких проводников не надо, Пол Пот умер в начале 90-х,  красных кхмеров нет, но леса и горные тропы заминированы до сих пор, у них нет средств их разминировать, поэтому всем туристам советуют ходить четко по тропинкам, не сворачивая в джунгли. Мины спрятаны противопехотные, и достаточно за проволоку задеть. Мы видели там ансамбль инвалидов, играющий на кхмерских инструментах – струнные, духовые… Проехали всю Камбоджу на катерах каких-то безумных, самолетик один раз был, автобус гениальный из Пномпеня в Сайгон – 250 километров он идет 12 часов, потомй что там дороги как таковой нет. А в сезон дождей все это размывает, дорога занимает, как написано в справочнике, от 12 до 48 часов…

А еды вкуснее, чем в Азии, не существует. Морепродукты, рис, лапша, бульоны. И она стоит один доллар. Люди доброжелательные, религия правильная, климат хороший. Все время светит солнце, все время тепло.

Комфортная жизнь

FUZZ: Если оглянуться назад, какие поворотные моменты были у группы СПЛИН?

Александр: Резких поворотов, наверное, не было никаких, к счастью. По-моему, все развивается естественным путем, и меня это очень радует.

FUZZ: А ваша встреча с Александром Пономаревым…

Александр: Я рад, что он есть. Я могу заниматься только музыкой, мне больше ни о чем не надо думать. Это прекрасно, учитывая, что у меня достаточно замкнутый характер. Мне не надо общаться с большим количеством народа, договариваться, называть цифры. Как только музыкант начинает заниматься собственным продюссированием, у него включается бизнесмен, и это может на сознание повлиять и на песни. А мне этого совершенно не хочется.

FUZZ: Какой, на твой взгляд, самый сильный состав СПЛИНА?

Александр: Нынешний.

FUZZ: А как происходит смена состава?

Александр: Накапливается какое-то ощущение и однажды это происходит. Спонтанно такие вещи лучше не делать.

FUZZ: В 2004 году СПЛИНУ десять лет. Ты замечаешь, насколько быстро идет время?

Александр: Нет, не замечаю. Очень легко идет. Мне даже это нравится. И я, скорее, не люблю, когда время тянется. А когда летит, мне и жить легко.

FUZZ: Череда концертов, работа в студии…

Александр: Переезды, постоянная смена городов, средств транспорта и так далее.

FUZZ: А когда физически устаешь?

Александр: Тогда прекращаешь всякую деятельность, дома сидишь и все. Но это быстро проходит. Последняя пауза тянулась, может быть, месяца полтора. За это время успеваешь полностью отдохнуть, восстановиться и наоборот, сам хочешь куда-то ехать. По-моему, идеальное состояние. Причем, и эти полтора месяца не просто сидишь, баклуши бьешь. Сольник как раз записал и еще семь новых вещей написал и сделал полное демо.

FUZZ: Какие у тебя впечатления от юбилея БГ?

Александр: Я думаю, основной праздник – не в ресторане, а во время концерта. Борис, по-моему, может быть абсолютно счастлив – ему 50, вот он на сцене, вот полный зал. Что еще нужно? А в ресторане, естественно, нужно угостить ближайших друзей. Ты же понимаешь, что там компания выпивающая, но не напивающаяся. Это очень комфортно. С БГ вообще во всех смыслах комфортно.

FUZZ: А вручение ему ордена «За заслуги перед Отечеством» ты видел?

Александр: Да, и меня нисколько не удивило то, что зал свистел, хлопал и улюлюкал в этот момент. Это признак здорового общества. Было бы странно, если б все сидели в гробовой тишине. Всем же понятно, что власть не столько Борю поздравляет, сколько себя пиарит. Что «власть думает о нашей интелигенции» и так далее. Борю любят вне зависимости от того, есть у него орден или нет, правильно?

FUZZ: Ты, когда был на сцене, задумывался о своем пятидесятилетии?

Александр: Нет, и я хочу сделать все возможное, чтобы не было никаких официальных мероприятий, связанных с десятилетием группы. Я себя неловко ощущаю во всех этих ситуациях.

 

FUZZ №2 (125) (февраль 2004)





Другие материалы

«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 
Как Вы относитесь к группе СПЛИН

Очень положительно
Я фанат группы СПЛИН
Мне нравится эта группы
Нейтрально
Не люблю рок, вообщем
Не очень...



© 2009 Фан-сайт группы "СПЛИН"
О проекте · Помощь · Обратная связь · Статистика