11-09-1999  

Несмотря на то, что про питерскую группу «Сплин» ходит множество слухов, ее лидер Александр Васильев утверждает, что музыканты в коллективе «очень спокойные». Правда, однажды во время концерта он разломал на сцене собственную гитару и случайно разбил в гостинице унитаз и раковину.

 

– Что за скандальная история?

– Мы выпустили убойный хит «Орбит без сахара», и начались бесконечные гастроли – 20 концертов в месяц. Был случай, когда в течение суток мы побывали в Ялте, Москве и Екатеринбурге. В Южно-Сахалинске был последний концерт. Мы просто поняли, что рабочий год закончился, и сейчас начнется отпуск. Я принимал душ после концерта и, вылезая из ванны на мокрый кафельный пол, поскользнулся, схватился за раковину. Она упала на унитаз, и все – вдребезги! Ну и барабанщик наш слегка побузил. Естественно, газеты написали, что мы разрушил гостиницу, а горничные плавали в лужах крови.

– В песне «Орбит без сахара» есть строчки: «Родригес будет жить еще долго, Дюк Нюкем должен умереть…» Культовый кинорежиссер и герой компьютерной игры – это и есть символы поколения?

– Не могу отвечать за все поколение, но в тот момент, когда я писал песню, это были символы моей жизни. В компьютерные игры я уже давно не играю, но считаю себя заядлым компьютерщиком. А то, что происходит в рок-н-ролле сейчас, очень сильно похоже на фильмы Тарантино – стеба, иронии очень много. Сейчас то же самое происходит и в нашей рок-музыке.

– И по поводу чего иронизируете?

– Мы иронизируем по поводу образа жизни прошлых лет. Для меня группы восьмидесятых были слишком серьезными. Романтика была только в Цое, больше ни у кого. Шевчук всегда был очень серьезным. Прикалывался, пожалуй, только Гребенщиков (он человек с обалденным чувством юмора). Поэтому из всех наших групп восьмидесятых самой лучшей для меня по-прежнему остается «Аквариум». Их самый сильный альбом «День серебра», записанный в 85-м году, совершенно лишен штампов, там какая-то «завернутая», по-хорошему чокнутая музыка. . . Грубо говоря, День серебра« – это очень четкое отражение жизни восьмидесятых.

– Почему в прессе «Мумий Тролль» и «Сплин» частенько упоминают через запятую?

– Потому что мы появились почти одновременно. Мы с Ильей Лагутенко ровесники, выросшие на одной и той же музыке, только в разных концах страны. Но в то же время мы сильно отличаемся друг от друга. То, что Илья выплескивает наружу, я всегда оставляю внутри – позы, эротизм на сцене, интонации. Я люблю все то, что между строк, поэтому многое подразумеваю. То есть ты видишь только поплавок, но при этом знаешь, что под водой есть крючок с наживкой. А Илюха показывает и крючок, и червячка (смеется).

– В 97-м году вы заявили о себе, а уже через год стали собирать стадионы. Почему?

– Во-первых, мы и «Мумий Тролль» всплыли в конце девяностых. А перед этим последняя рок-группа «Кино» заявила о себе в 1986 году. За десять лет не родилось ни одной рок-группы. В этот переломный момент, когда стране было не до песен, образовался жуткий дефицит. Молодым в тот период невозможно было пробиться. В начале девяностых годов у меня уже были достаточно сильные для начинающего автора песни, но не было возможности их записать. Во-вторых, мы все-таки очень наглые, потому что принадлежим к новой формации музыкантов – цинизма до фига. Я слушаю сегодня молодые группы, и меня очень радует, что нет такой серьезки типа: «Мы живем плохо, денег на метро не хватает». Цинизм – это и есть высшая форма стеба над собой и окружающим миром.

– Почему в вашем новом альбоме столько внимания уделено алкоголю и «богатому психоделическому опыту»?

– В наших песнях нет ни одного призыва к употреблению. Есть констатация факта: алкоголь действует так и так-то. Сама песня «Алкоголь» посвящена любимым людям: Есенину, Брайану Джонсу, Чарльзу Буковски и всем тем, кто знает, что это такое. Для того чтобы не бояться психоделиков (а алкоголь относится к таковым) и не зависеть от них, их нужно исследовать. Если все это выбросить из альбома, это будет какая-то кастрированная советская эстрада. Рок-н-ролл и должен быть таким, если он будет причесанным и гладким, то на фига тогда этим заниматься?

– Русские рок-музыканты, наверно, тем и отличаются от западных, что предпочитают алкоголь наркотикам?

– Некоторые люди на Западе пьют гораздо больше, чем все русские музыканты, вместе взятые. Тот же Чарльз Буковски выпивает до тридцати бутылок пива в день – и при этом пишет гениальную прозу. Кем был бы Есенин, если бы не пил, не бил стекла в вагонах и не устраивал дебоши? Но я не то что не пишу, никогда не пою пьяным. У меня, конечно, был печальный опыт, и я понял, что нетрезвым выходить на сцену нельзя. Алкоголь и музыка – это разные вещи, и они у меня не пересекаются. Я не алкоголик и не наркоман, это точно. Во-первых, нам уже поздно становиться алкоголиками, начинать пить надо лет с шестнадцати, а во-вторых, мы совершенно другое поколение. Музыканты восьмидесятых пили гораздо больше. Тогда безысходка была полная, и деваться было некуда. А нам грех уходить в запой, потому что у нас есть все возможности писать музыку и играть концерты. Нам никто ничего не запрещает.

– Как супруга относится к твоему занятию?

– Очень хорошо. Она меня даже вдохновила чуть ли не на все основные песни. «Орбит» я написал после того, как мы с ней в очередной раз поссорились и разошлись «навечно». Она как раз жевала жвачку, и в этот момент я ей сказал: «Ну и жуй-жуй свой »Орбит без сахара!«

– Наверно, она и занимается твоим имиджем?

– Моим имиджем никто не занимается. Я смотрю концерт своей любимой группы «Рэдиохэд» и понимаю, что правильно поступаю, что не слежу за своим внешним видом. Ведь так делают самые продвинутые музыканты.

 

Аргументы и Факты (сентябрь 1999 г.)





Другие материалы

«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 
Как Вы относитесь к группе СПЛИН

Очень положительно
Я фанат группы СПЛИН
Мне нравится эта группы
Нейтрально
Не люблю рок, вообщем
Не очень...



© 2009 Фан-сайт группы "СПЛИН"
О проекте · Помощь · Обратная связь · Статистика